Ближайшие мероприятия

23.09    Рисуем всей семьей, ступень 1
25.09    Рисуем сказку, пастель
06.10    Семинар «Кукольная игра в семью»

Последние события

+7-965-185-64-23
В соцсетях   

Какую дать ребенку краску? Об уверенности родителей в себе.

Отвечая на вопрос читателя

Александр Цвелик Автор статьи
Александр Цвелик
Художник, арт-терапевт

Мне пишут: «Один цвет дать ребенку для начала живописи, а как его выбрать? По идее, выбрать его должен ребенок (именно тот цвет, который ему нужен сейчас). Но я же не могу поставить перед ним несколько баночек с краской, а потом убрать все, кроме одной, он обидится».

Начнем с утверждения «по идее выбрать его должен сам ребенок» (смысловой акцент у взрослого, конечно же, будет на слове «выбрать»). Это ложное положение, являющееся источником массы бед! Дело в том, что ребенок до определенного возраста не в состоянии заниматься деятельностью выбора. Он не выбирает, он просто берет. Разница чрезвычайно тонка, взрослому понять ее очень трудно, потому что взрослый почти всегда выбирает. Ребенок же живет в эмпатии (сродстве и притяжении) к миру. Его организм, его внимание открыты навстречу всему. Выбор же предполагает предпочтение и, значит, сознательное отвержение некой части бытия. Для отвержения нужен инструмент отсечения. И инструмент этот — сознание, которое и обладает тем самым «отталкивающим», отсортировывающим свойством. Но прежде чем отвергать, выбирать, ребенку как воздух требуется испытать и испробовать мир во всей полноте!

Взрослому очень трудно объяснить, с каким чувством обращен к миру ребенок. Если он хочет и стремится, находясь в эмпатии, то силу его устремления можно сравнить только с силой переживания невероятного, почти смертельного, голода, или с силой жажды в пустыне. Взрослый переживает эмпатию крайне редко, как голод или сильную жажду, например, и тогда он бросается на еду без разбора: не важно что — ржаная корка или деликатес — он пихает это прямо в рот и жадно глотает. Так и ребенок в своих восприятиях: буквально всасывает, впитывает всем своим существом. Ни о каком выборе, взвешивании, речь не идет — как магнит к железу притягивается он к воспринятому. Потому-то дети так болезненно реагируют на лишение этого предмета — как на отнятую в пустыне воду.

Тему детской эмпатии основатель антропософии Рудольф Штейнер в своем педагогическом цикле лекций затронул таким высказыванием: «Маленький ребенок — это целиком и полностью орган чувств». Немного поясню, что это значит, когда говорится, что «ребенок полностью раскрыт миру, он живет и действует так же, как ведет себя орган чувств». Что привлекает глаз? Яркое, блестящее, освещенное. Что привлекает ухо? Благозвучное или необычное. Воспитатель, старший, является тем «волшебным фонарем», который лучом своего внимания, рассказом, движением, игрой извлекает из окружающего нечто, к чему имеет свой интерес, и может своим интересом сделать вещь живой. Благодаря вниманию в своих глазах, он может вызвать внимание ребенка так же, как мышцы глаза направляют взгляд на предмет.

Но представьте себе глаз, который открыт, и который навязчиво спрашивают:

— Что ты сейчас хочешь видеть — красное или зеленое? Выбирай!
— Я хочу видеть все! — отвечает он.

Родители, задавая вопрос о выборе, вместо того, чтобы помочь приблизиться к вещам, раскрыть их и полюбить в них действительно хорошее, достойное (и тем самым дать в будущем самостоятельно уйти от дурного в жизни), сразу же отдаляют детей от мира своим вопросом о предпочтении, приучая бессознательно к критике и суждению «от пупка» еще до полноценной и всесторонней встречи с предметом. От родителя при этом исходит постоянное побуждение к ребенку чувствовать только свои внутренние импульсы, еще несовершенные. Его сознание ориентируют на то, «что я хочу», а вернее, «что я вожделею», что, извините, «прет из меня», а не на мир, не на то, что вижу, что идет мне навстречу, что я мог бы полюбить и узнать, или чего я мог бы испугаться... Создается привычка не видеть окружения, а видеть только то, что лезет изнутри — свои желания.

В более взрослом возрасте это воспитание дает плоды в виде «бытового хамства» — неспособности принять новое, оценить по достоинству ценности других, найти в них положительное: «Мне нравится только то, что нравится мне, и ничего мне больше не показывайте. Все, что нравится вам — отстой, дрянь, потому что это нравится вам, а не мне».

Рецепт счастья

Но что же делать, как вызвать интерес, привлечь к тому, чего ребенок еще не хочет? (Только не спрашивайте, как запихать в него кашу, когда он не голоден! Это был бы рецепт манипуляции, обмана и навязывания «того, о чем пишут, что это полезно и развивает ребенка». Этих «рецептов», как надуть свое дитя словно лягушку через соломинку, вставленную в мозги, здесь не ищите!)

Привлечь, заинтересовать, раскрыть что-то ребенку можно только поделившись своим интересом, своей игрой с этим, своей фантазией. Именно поэтому меньшие дети все время лезут к старшим. Только те сели в шахматы играть — ему надо шахматы. «Ну на, а мы вот шашки возьмем»... Ему тут же нужны шашки... Да не шашки ему нужны! А интерес играющих привлекает его! Не материя! Душа взрослых, прикасаясь к вещам, волшебной палочкой внимания раскрывает в них дверки в высший мир — мир игры, таинственного, радостного познания подлинности бытия. И ребенок, как мы говорили раньше, заражается этим интересом.

Но, о ужас, чтобы поделиться интересом, надо его иметь! Для этого нужно:

1. Самому заинтересоваться для чего «это».
2. Заняться этим предметом, делом... Но для этого нужно:
3. Отставить в сторону все остальные мешающие «интересы», позволить себе всецело увлечься самому этим занятием.
4. Чтобы позволить себе увлечься, надо перестать думать о том, что детям полезно, и начать делать то, что просит сердце — петь, танцевать, рисовать, мастерить... Играть.

(Да... Не идут волы воду пить, не идет вода огонь тушить, не идет огонь солому жечь... Ох!)

Играя с красками, звуками, словами человек учится всему на свете. Собственно, потому ребенок и играет, что игра это божественный перводвигатель жизни и познания, не требующий никакого отвержения и выбора, подразумевающий еще полное слияние с вещью. Это проявление эмпатии, сродства, охват предмета во всех его качествах со всех сторон. Иначе можно было бы назвать игру чистым причастием миру.

Способ выбора очень простой: так же, как вы выбираете, куда пойти гулять сегодня, что ребенку сказать, надо ли ему улыбнуться или произнести какое-то слово. В основе этого «способа» лежит то, что ребенка на этот свет и привело — его изначальное доверие и любовь к вам и ваше доверие и любовь к нему. Дарение и благодарение. Не бойтесь просто взять и что-то протянуть, что-то предложить. Но не с вопросом «Хочешь вот это?», а с импульсом от себя, от своего сердца: «Смотри, что у меня есть! Вот здорово! А знаешь, что я (я, не ты; я, я, мама, родитель!) сейчас хочу сделать?!» Будьте впереди, будьте ведущим, на шаг вперед, и за вами пойдут. Пример и подражание — волшебная палочка в малом возрасте.

Можно одну и ту же краску брать хоть каждый день, если она вам интересна, любима вами, если вы в состоянии ей удивиться и ей улыбнуться, и в нее поиграть.

История одной мамы

Они поехали в деревню, далеко и надолго, и оказалось, что в сумке был один-единственный тюбик, но большой, с одной такой веселой, апельсиново-оранжевой краской. А дитё очень ждало, что мама с ним порисует. Так они неделю этой одной краской рисовали. Сначала она у них была «большим-большим царством, где живет Солнце» (весь лист закрасили одним цветом, и сделали из него потом абажурчик для лампочки). Потом, на следующий день, другой лист покрылся точками-звездочками. На третий день развели краску совсем жидко и по листу потекли волшебные золотые речки. А на четвертый раз мама взяла варенье из малины и развела его, как краску, добавив немного меда — и вот появился еще один цвет, и стал играть с золотым... Так они и играли каждый день во что-то новое.

Забыл сказать: в деревне не было поблизости магазина, где можно было купить акварель. Но было нечто другое. Собственно, мама создавала и угадывала настроение, в котором сегодня стоило побывать им, а краска была как бы инструментом, транспортным средством, на котором они попадали в эту волшебную страну. Она не спрашивала «Какую ты хочешь краску?», она создавала вход в игру: своими действиями, затеями, придумками, одним словом, просто любовью.

Будьте рады и уверены в той «краске», которую вы выбрали именно сегодня и сейчас, именно для своего ребенка, для него. И вручите ее от сердца, добавив в нее немного волшебного вещества: своей фантазии, игры и радости. Здесь не нужен страховой полис (от слова «страх»: «А вдруг ребенку это не понравится, не полезно будет?»), — сердце подскажет.

Современные мамы постоянно трясутся от страха «сделать с детьми что-то неправильно, что не будет их развивать в верном направлении»... Да просто дайте своей любви и радости подсказать вам верный путь, позвольте себе послушать себя. Чтобы было понятнее, представьте себе: любящий вас мужчина стоит перед киоском с цветами и выбирает, какие же вам купить? Он же не бежит вас спрашивать «Какие тебе цветы купить?». Он вас представляет внутренне, обнимает своей душой — и видит, какие цветы вам именно сегодня и сейчас лучше всего подойдут. Постоянные вопросы, которые мамы задают детям,  «Какой сок ты будешь?», «Кашу будешь?», «Гулять пойдем?», «Тебе не холодно?» атрофируют собственное чувство сопереживания родителем ребенка, а кроме того, приводят его к неуверенности в себе, по родительскому же примеру! Если и мама не знает (а мама же знает все на свете!), куда мы пойдем гулять, а еще и спрашивает у меня... Караул! В чем же тогда можно быть уверенным, если даже мама этого не знает?!

Неуверенность в себе взрослый пытается прикрыться фиговым листком вопросов к ребенку:

— Я же не могу знать, что он хочет?!
— Да отлично можете знать!

Надо только посмотреть в Гугле прислушаться к себе, к своему со-ощущению с ребенком. И делать это регулярно. А еще не бояться постоянно собственной инициативы, весело и затейливо предлагать, подзавести на новое: «А знаешь, что у меня есть?! А знаешь, куда мы пойдем?! Ааа, не знаешь...»

Страх родителя-прислужника «не угодить» сильно вредит ребенку, делая его деспотом, которому никогда не угодишь. Это в принципе невозможно, потому что его не научили знать, что ему надо. Если родитель боится своих инициатив, своих предложений и действий, и постоянно стоит позади с вопросом, то как ребенок может стать уверенным и творчески-инициативным? У него нет положительного примера — от вас не передана уверенность в жизни! Это положение растит из него капризного неврастеника.

Так все-таки, какую дать ребенку краску?

Конечно, я могу поделиться опытом цветовых предпочтений маленьких детей. Они очень часто нуждаются в нежно-розовых тонах, и в целом для маленьких предпочтительны теплые цвета (розово-красно-оранжево-желтые), но они с удовольствием хватают также и «цвет морской волны» (зеленовато-голубой), просто потому, что он очень остр, пробуждающ...

Цвет — это препарат, это вселенский дар, собственно, как и все на свете. Вы же не спрашиваете, каким ласковым словом наделить вашего ребенка или как его обнимать? Попробуйте и цвет дать так, как будто ваша душа в этот момент обнимает и целует его, вознося в этом цвете. Одевает его в этот цвет, как в волшебный плащ, как в царские райские одежды, взятые в волшебном доме радуги, сияющем и цветном. Как будто вы в раю и дарите цветок этого цвета, со всей любовью и благоговением: к нему, к цвету и к самой жизни за возможность этот цвет видеть и им дышать. И тогда все будет на своем месте. Дар от сердца всегда достигает цели.


P.S. Первоначально статья опубликована в жж автора. Здесь представлена отредактированная версия статьи.

© Свободный +7-965-185-64-23 Карта сайта